lida_babahina (lida_babahina) wrote,
lida_babahina
lida_babahina

Category:

Черновики лета 2002года,без измений,часть1

ЧАСТЬ 1.
СУЖДЕНИЯ И ДОГАДКИ.



***
Где-то вдали шел дождь. Громыхал гром, подкатываясь все ближе. На горизонте вспыхивали, зловеще блестя, то неоново-белые, то янтарно-золотые нити молний. Подул ветер, и все усиливаясь, покатил пыльные «буранчики» по дороге. Беззвучно падали капли на иссушенную многодневной засухой землю. Они оставляли на песке отметины-оспины, на изумрудной траве и стеклах – капли-алмазы. Затем звонко, словно резиновые мячи , стали отпрыгивать от железных козырьков окон и навесов остановок. Ветер все усиливался, сгибая макушки деревьев и отрывая мелкие ветви. Лишь через пол часа ветер и дождь начали стихать. Потом выглянуло жаркое летнее солнышко, начало невыносимо «парить». Словно смотрясь в кривые зеркала, деревья и дома выглядели расплывчато. Все сильнее и сильнее клонило в сон каждого. Незнакомка робко шагнула на ступеньку эскалатора. Холодок привычно побежал по спине. Вдруг она отчетливо почувствовала толчок в спину…
Очнулась девушка на белой больничной кровати. Кругом все было каким-то чужим и непонятным. Она удивленно шевельнула бровью, когда в палату вошел доктор с раскосыми по-хакски глазами. Сразу почему-то вспомнились бескрайние степи родного города, горячий песок, солоноватая вода источника. Он широко улыбнулся и протянул желтый листок, готовый рассыпаться в руках, словно побывавший на солнце года два. «Узнаете?»,- ласково спросил он. Девушка быстро пробежала глазами листок и изменилась в лице. Там стояла дата недельной давности. Это была
расписка в том ,что она – Анжелика Березкина, в случае собственной гибели, дает полное право распоряжаться ей в научных целях. Анжелика точно помнила, что не писала этого документа. «Я умерла?»,- закричала она. «Не совсем,- просто ответил он- Мы просто «заморозили» Вас, а потом «оживили». Надеюсь, Вам не нужны медицинские подробности, все равно, не поймете». «Какой сейчас год?»,-пролепетала Анжелика уже еле слышно.
«Сегодня Ваш День рождения, 2222год. Мы решили ,что большой разрыв времени Вы бы не пережили, не смогли бы адаптироваться у нас. Мы будем вводить вас в курс всего постепенно и дадим помощника, иначе Ваша психика не справится. За помощь благодарите Петра Ивановича Чемоданова (прапра…внука Ивана Сергеевича Поларкова). Ведь, Вы знали Ивана?» «Да. Именно он и делился со мной этой идеей о «заморозке», «оживлении», но по его версии, добровольцев отправляют назад на «машине времени». Надеюсь, она у Вас есть?» «Раскрою маленькую тайну, отчасти, для этого Вы нам и нужны. Именно вы занимались этой проблемой серьезно и, как я понимаю, предусмотрительно не указали ее некоторые технические характеристики,
заменив сокращениями, из которых только была понятна необходимость создания шаровых молний. По-прежнему остается неясной возможность их использования их в целях транспортирования обьекта во времени и пространстве. Многих трудностей уже нет. Уже создан прибор, управляющий «шариками». Теперь, помогите нам».
«Как Вас зовут?»,-поинтересовалась Анжелика.«Максим Халимович. Кстати, в честь праздника – мы выполним любое ваше желание, задуйте свечи,»-ответил он. В карих глазах Анжелики затеплилась радость при виде красивейшего торта с 26 свечами, жаром своим растапливающие шоколадную глазурь. «Я подумаю, а для начала расскажите мне историю последних 200 лет». Анжелике показалось, что он постарел лет на 10.
Максим Халимович попросил тишины, сощурил и без того узенькие глазки, рукой задумчиво провел по щеке, печально вздохнул и начал повествование: «Вы хорошо знаете, что земли Исоры всегда были «лакомым куском» для страны Ятика. Хоть, это государство и сильное ,но оно заключило союз с Притабиром и Акирой. Притабир напал на Нинилакдар , с востока на город Рибис-Ятика. Они встретились у Высомы- Исора пала,ее ничто не могло спасти. Твоя родная страна Хазакнас не вмешивалась, теперь-это лишь мелкий островок в море владений Союза, однако и этого мы добились с великим трудом, часть наших земель стала хранилищем их радиоактивных отходов мы не можем создавать семьи,опасаясь мутаций, а лишь клонируем себя. Союз превратился в мощнейшее государство-Арукас. Пиге потерял свое доброе имя, став столицей завоевателей-колыбелью новой цивилизации. Нам там нет места, мы второго сорта. Здесь живут только спасшиеся от преследования полукровки неарукских кровей. Именно поэтому мы живем как в позапрошлом веке,а у них все передовые технологии. Сейчас ты в своем родном городе Адоре, ничего не бойся».
«Значит, Максим Халимович, я должна лично исправить все?»-удивленно спросила девушка.
«Необязательно- ваша основная задача техническое обеспечение. А Вы ,Анжелика, желаете участвовать в этом?»-поинтересовался Максим Халимович. Волонтерка согласно кивнула.
Несколько удивленный, ее куратор промолвил: «Тогда перейдем к дружеской беседе. Тебе предстоят тренировки по борьбе, обучение языку интер, ходовому в Союзе и, самое главное- адаптация, иначе операция повалится. Жаль, но в Арукосе ненавидят нацию хансков, поэтому придется приписать тебя к чистокровным притабирцам, на которых ты очень похожа. Толъко придется поработать над твоей мимикой, необходимо сменить дружелюбие на безразличную жестокость, да, знаю, это самое сложное. После, ты решишь остаться или уйти».
***
Анжелика сладко зевнула, потянулась, открыла глаза и, к своему ужасу обнаружила, что все было как вчера.
Ее разместили в общежитии в маленькой комнатке-келье с компьютером, шкафом и кроватью. «Долго спите. Хотите, я познакомлю тебя с Чемодановым Петром Ивановичем? А вот и он. Правда похож?»,-сообщил ей Максим Халимович, когда она вышла одетая из комнаты. Петр Иванович был высоким голубоглазым блондином с усталым выражением лица. Анжелика вздрогнула, подумав, что Поларкова тоже «оживили». Максим Халимович нахмурился. Березкина заметила, что уши Чемоданова были слегка оттопыренными, у Вана Поларкова-прижаты к голове. Все трое спустились в холл, чтобы позавтракать.В столовой для работников выдавались какие-то белые пилюльки. Ей объяснили, что таблетки способны увеличивать показатели мозговой деятельности. После трапезы Петр предложил пойти в цех. Березкиной показалось странным, что общежитие, завод и еще несколько зданий, огороженных высоченным забором из черного оргстекла, составляли единую сложную систему. Они долго шли втроем по гулким переходам к заводскому цеху. Спутники подвели девушку к дверям с фотоэлементом, отворившимися, словно в сказке. Перед изумленным взором Анжелики предстала 10-метровкая спираль из огнеупорного, высокопрочного материала, лишь недавно открытого местными учеными. Березкина уже не видела никого вокруг, Анжелике уже было все равно, зачем она им. Не один день она чертила в своем воображении контуры чудо-машины, теперь изделие было почти готово, железную махину можно было потрогать рукой, спираль не исчезнет. Девушка была готова расплакаться, ведь редко кому удается при жизни увидеть свое детище.
Березкина попросила рабочих собрать огромную полусферу из термостойких зеркал, способных отражать шаровые молнии, и отсек аналога лазерной накачки. Включили подачу «шариков» по спирали, однако, ничего не произошло. Когда регулятор мощности поставили на максимум, на выделенном под эксперимент участке, произошло исчезновение неорганических термостойких образцов, представители органики (растения) просто сгорели без следа. Необходим был материал, снижающий температуру исчезновения до 36,6. После опыта все начали обсуждать предстоящее путешествие с точки зрения вреда для здоровья. Приняв во внимание возможную модификацию, выстроив эволюцию излучений, сравнив с лазером, пришли к выводу- t-изучение безвредно. Оставалось изменить немного, и осуществление мечты было совсем близко. Анжелика начала понимать, чего все-таки не хватало.
Прошел еще месяц, за который Анжелика узнала, что Луну начали заселять, там уже 55 лет существовала искусственная атмосфера, и что Транснептуновые объекты получили статус планет, что очень не нравилось представителям всех религиозных общин, т.к. планет было 13. С целью преодолеть их сопротивление и не стать отлученными от церкви, было решено создать 14-ю, отколов кусок от кометы Саломея при помощи ядерного взрыва. самую дальнюю 14-ю планету назвали именем диктатора-Конг1 . Еще Березкина с улыбкой вспоминала, свою просьбу о портативном радиоприемнике. В тот момент глаза Максима Халимовича округлились так, будто она просила патефон. Лишь позже Анжелике объяснили, что радио, книги, театр полностью вытеснил Internet и 3-хмерное телевидение (Оно давало ощущение реальности, т.е. зритель в любой момент мог стать непосредственным участником событий). Когда Березкиной принесли новый паспорт, она была безумно счастлива- теперь она полноправная гражданка Арукаса акирской народности. В Арукасе могли проживать только ятикцы , притабирцы, акирцы.
Анжелике дали инструктора Чанга Ли, весьма симпатичного молодого человека. Чанг был полукровка, в его жилах текла кровь гордых хансков. Он почти не выделялся среди арукцев, кожа его однако была немного светлой для ятикца, но это можно было объяснить его болезненно-страдальческим видом. Ли часто был в Пиге, следовательно, он ей был жизненно необходим для пролития света на неразгаданные тайны прогресса, тем более он обещал обучить ее боевым искусствам и управлению собой. Порой, после тренировки в спортзале она выбивалась из сил настолько, что проклинала все вокруг. Наряду с физическими нагрузками существовали и умственные, мозг Анжелики был нагружен изучением нового языка интер, а лицо уставало от непривычной мимики. Отныне она должна была забыть свое старое имя, теперь она стала Лиме. На языке интер это значило – кукла, равнодушная к своей и чужой боли. Самым трудным в подготовке для Лиме было соответствовать новому имени.
Кареглазая шатенка, вправду была похожа на восковую куклу, но она не могла предать свои жизненные принципы. Чанг убеждал ее в этой необходимости раде их всех, ради создания нового государства Кискея, в котором все будут равны вне зависимости от происхождения. Бедная Лиме постепенно смирялась, убаюкиваемая вкрадчиво-кошачьим голосом Чанга Ли. Глядя в его черные, как южные ночи, глаза, Лиме все более проникалась идеей создания справедливого государства. Может, Чанг и обладал техникой гипноза, однако, Лиме скорее была склонна верить в силу его убеждения.
Иногда девушке снились сны в которых она ходила босиком по ковру из изумрудно-зеленой травы, на ее голову сыпались белые лепестки черемухи. Лиме страдала от того, что всю свою жизнь стремилась на свою родину - Хазакнас -страну песков,но прожив большую часть жизни в Исоре, поняла что не может жить и без ее лесов и рек. Ее сердце по-прежнему болело, будто его рвали на куски. Лиме понимала, что поиск родни, мог раскрыть ее прежнее имя, сведя все усилия товарищей к нулю. Чанг пожалел ее, и по секрету от Чемоданова и Заварухина Максима Халимовича, сообщил, что ее внук революционер был убит в Пиге еще 100 лет назад, но остались 2 его дочери. Больше узнать ничего не удалось. Возможно, отсутствие сведений помогало им и их потомкам избежать мести Арукаса. Анжелику начали готовить по более ускоренной программе, все было связано со слухами о скорейшем раскрытии их подпольной организации, и еще через месяц, вместе с Чангом Ли отправили в Пиге.


***
Прибыв в Пиге, Лиме поняла, что этот город был не одиноким оазисом в пустыне, а всего лишь одним из мегаполисов ныне зеленой страны в пустыне Рахас. Это чудо можно было осуществить, только применив новейшую технологию озеленения. Вокруг аэропорта возвышались неестественно правильной формы деревья, похожие на синтетические елочные украшения: шары, пирамиды, кубы, наверно даже стойкие к агрессивным средам, к удивлению девушки настоящие. Они были излишне навязчивыми со своими ровными тонкими стволами, похожими на солдат с парада, не отличающихся своим ростом. Для полива этих плодов человеческого безумия, живительную влагу брали из огромных резервуаров, наполненных талой водой с континента Тарктиды. В этот момент Лиме стало страшно холодно, казалось, он проникал в каждую клетку.
Ей вдруг захотелось очутиться где угодно, даже в стране с невыносимыми порядками, лишь бы не там, где все зависело только от нее. Вспомнился один весенний день. Грезились ей обжигающе-теплые руки Поларкова, его нежная улыбка, безмерно голубые, как озера, магнитно-притягательные глаза. Казалось на всю жизнь она запомнила широкое скуластое лицо, в меру пухлые губы. Ван говорил что-то, но Анжелика не понимала ничего, увлеченная созерцанием, просто не было сил оторвать взгляда от его лица.
К своему великому удивлению Лиме не видела промышленных гигантов, но Чанг предупредил ее, что все предприятия просто спустили под землю. Чанга и Лиме с новым паспортом пускали везде. Они ходили в павильон трехмерных иллюзий, посетили зоопарк в Пиге. Данный зоопарк (единственный в Галактике) отличался своей оригинальностью, там были представлены живые клоны доисторических существ: мамонты, более 50 видов динозавров, саблезубые тигры. Снимая пробу с восточных пряностей, Чанг Ли и Лиме вели неторопливую беседу, обсуждая зверей. Во время беседы он шепнул ей: «Видишь, прогресс пошел на потеху развлекающимся туристам Пиге. Толпа всегда жаждала хлеба и зрелищ. Она сыта, развлечений в избытке, Диктатором Конгом1 все довольны. Поговаривают, что он бессмертен, скорее всего, началось прижизненное обожествление великого мистификатора. Лиме была раздосадована его правдивой фразой, вернувшей ее к не очень лучезарной действительности. Чанг был неумолим: «Не забывай правило№1: «Всегда быть на стороже, не позволять себе слабины». Произнесенные им слова, затронули ее до глубины души, она произнесла: «Неужели ты никогда не позволял себе нарушать Устав?» «Не будь врединой, всего пару раз. Именно поэтому ты узнала о судьбе своей родни, еще я сам вызвался помогать тебе, что тоже не по Уставу. Кто еще из оперативных работников тренировал тебя, да и кто, кроме меня, знает тебя на столько хорошо, что поддержит в трудную минуту».
Они стояли у музыкально голографического фонтана и кормили плавающих там пираний кусками мяса, купленными неподалеку. Раньше Лиме никогда бы не взяла бы этот кусок мяса, брезгливо не поморщившись, но 2 месяца тренировок помогли бы ей преодолеть не только это, вот почему она была благодарна Чангу. Месяц назад он, обучая ее, повторял: «Зверь убивает ради сытости, а человек- из любопытства. Только человеческий мозг мог выдумать столько невыносимо жестоких способов». Опять цепкие объятья страха, граничившего с ужасом, обручем стянули сердце. Она боялась не за себя, а за своих новых друзей.
Однажды утром, где-то через неделю после их прибытия в Пиге, Чанг сообщил Лиме, что их взяли на завод. Они вдвоем спускались в лифте, предварительно предъявив спецпропуска. Лифт был стеклянным, и оба видели, как сгорбленные, худые и оборванные ходили полукровки, те которые не укрылись в Хазакнасе. Им было жарко, они изнывали от жажды, но они не могли уйти раньше гудка, они делили ту работу, которую нельзя было доверить машинам. Поиск энергокристаллов был намного более трудоемким, чем поиск золота. На предварительном этапе из ближайших к ядру Земли слоев, брали тонны вещества, по составу близкому к магме, и перемещали в пустоты, на месте которых добывали железную руду или щебень(Теперь запасы сырья пополняли методом опреснения морской воды), затем остывшую породу промывали вручную толпы полукровок. Лиме до слез было обидно смотреть на это зрелище. На Чанге был золотистый плащ, на Лиме- пурпурный. Еще на девушке было ожерелье, сильно смахивавшее на ошейник, служившее знаком второй касты. Каст было 2- мужская -1-я и женская-2-я. Объяснялась все тем, что на востоке господствовал культ мужчин. Под плащами у обоих были одинаковые костюмы - спецодежда завода.
Внизу их встретил пожилой ятикец Лунь Юй, исполнявший обязанности экскурсовода. Он водил их по чистым цехам, в которых не было рабочих, в них отпала надобность. На заводе все чертежи чертили машины на основе параметров, вводимых человеком. Экскурсовод пояснил, что заводу было более 100 лет. Он рассказал вновь прибывшим странную легенду: « Очень давно на месте завода стоял колодец с целебной водой, о существовании которого знали немногие. Однажды маленькая девочка заблудилась пустыне, и, томимая жаждой, привязала свой опустевший кувшин к колодезной веревке. Вместе с водой она зачерпнула крохотную стеклянную бутыль с запиской, гласившей: «Каждый испивший этой воды исцелится, а нашедший записку станет исцелять сам. Однако, нашедшему запрещено исцелять тех, на кого обрушится кара. Повзрослевшая девушка прославилась своими способностями на всю страну, она лечила всех желающих. В один прекрасный день к ней пришел юноша с просьбой излечить от кошмаров. Наивная целительница согласившись, не знала, что он был безжалостным разбойником. Она окропила его целебной водой, но прогремел гром, разверзлось небо, исчез и злодей и колодец, а доброе сердце девушки рассыпалось миллионами осколков, ныне названными Кара или энергокристаллы».
Лунь Юй сообщил им о предстоящей работе: «Вы должны спроектировать новую модель концентратора энергии на основе энергокристаллов, который будет давать энергии больше, чем ядерные источники. Данное задание нельзя было поручить машине, т.к. программ данного типа еще не существовало, и была крайняя необходимость в человеческой интуиции, необходимой для новаторства».
Чангу и Лиме Ли предоставили уютный домик, оснащенный по последнему слову техники. Даже еда готовилась по команде компьютера после согласования с хозяевами, что полностью освободило Лиме от домашних забот, позволив заниматься только работой; даже ключи в этом доме не были нужны, компьютер распознавал владельца, просканировав владельца от головы до пят, хотя в этом мире можно было подделать и это, но законы были очень строги, и мало кто жертвовал жизнью ради временного обогащения, да и дома с внутренним убранством были стандартны. Получалось, что дом был необходим лишь для отдыха. Уборку проводил робот- пылесос Айбо836.
Осуществилась мечта Лиме об уютном домике, поэтому она не отказалась от предложенной Чангом прогулки.
Во время этой прогулки Чанг сообщил Лиме, что, скорее всего, за ними будут следить, проверяя их легенду о добропорядочной семье, поддерживающей Диктатора. По этой причине было решено уточнять детали операции вне нового дома. Стремясь скрасить трудности адаптации, семейство Ли решило осуществить прогулку на подводной лодке. До моря было еще очень далеко, поэтому Лиме рассматривала этот план, как неосуществимый. Однако, доехав на скором поезде до аэропорта, Ли пересели в маленький самолет (с.к.м.108). Он зажужжал, как шмель и начал набирать высоту и скорость. Около часа они смотрели на мелькавшие внизу лесопосадки, на причудливые формы городов, даже Пиге сверху был похож на морскую звезду. Города покрупнее мостились рядом, составляя перекладину в названии
страны, и на океанских просторах ставили плавучие города, помогавшие создать Земное созвездие, так что даже с поверхности Луны можно было прочесть: «Арукас».
На некотором расстоянии расстилалось бирюзовая морская гладь, и самолет сложив крылья, как чайка, ловящая рыбу, нырнул в соленую воду метра на 2. Перепуганные стайки рыб, переливаясь, исчезали в бесконечной синеве. «Ну-у!- обиженно протянула Лиме, оправившись от неожиданного погружения, отпустив руку Чанга,- всю рыбу распугали! Пора обратно». На это Чанг возразил: «Подожди немного, сейчас все сама увидишь». Он нажал какую-то кнопку, из «самолета» появился робот-манипулятор с надписью: «рыбий корм», принялся ожидать. Рыбы, очевидно привыкшие к подобным кормежкам, начали возвращаться к «самолету», когда их скопилось предостаточно, робот разжал огромный ковш-ладонь с кормом. В этот момент началась такая неразбериха: Рыбы крупные и мелкие, желтые и красные, устремились к ковшу, отпихивая друг друга хвостами и плавниками. Рыбы, казалось, были из разных морей - теплых и холодных, как пояснил ей Чанг –они находились в аквапарке, где люди сами отобрали рыб не по полезности, а по внешним параметрам, осуществляя коррекцию систематическим уловом, продавая возможность кормить рыб каждому желающему. «Диких» рыб не осталось, остальные жили в морях при рыбзаводах. Когда в ковше корма не осталось, одна наглая рыбешка сама нырнула в ковш, желая доесть остатки корма со стенок ковша. Лиме осталась довольна пребыванием в этом «аквариуме». После этого они вынырнули, и тем же путем отправились обратно.
Добравшись до дома, Лиме крепко уснула от пережитого за день, а Чанг еще долго бродил по дому в поиске чего-то. Очевидно, обессилев от безуспешных поисков, он зашел в комнату Лиме и долго любовался спящей, затем грустно вздохнул, поправил на ней одеяло и отправился спать в другую комнату.
Чанг долго ворочался с боку на бок, а Лиме снился странный сон: «Кругом шумела вода и люди устремились в гроты, достаточно большие, чтобы укрыться. Людей было почему-то мало, человек 30, они сидели на подступах к карстовому озеру. Вдруг один из них встал на доску и, отталкиваясь шестом от дна, поплыл. Анжелика последовала за ним. Сводчатые стены цвета глинозема, угрюмо вырастали над их головами, роняя на них капли воды. Вдруг показался берег, сводчатые стены расступились, а спутник исчез. На встречу девушке шел угрюмый, чумазый, оборванный Чанг. Однако этот вид не вызывал у нее отвращения. Он протянул ей исхудавшую руку, помог слезть с доски и произнес: «Будь осторожна!» и добавил, теряя ясность очертаний: «Соня, вставай, или тебя выгонят с завода!» Она начала просыпаться, соображая, где находится. Протирая заспанные глаза, она увидела у изголовья Чанга в халате, с улыбкой приглашавшего ее к завтраку. Им предстоял сложный день.
Сегодня Лиме и Чанг отправлялись в святая святых завода – цех огранки кристаллов. Лиме предъявила свой универсальный пропуск и ей предоставили колбу с порошком и один граненый кристалл средней величины, под ответственность Чанга. Пропуски давали обоим уровень доступа к материалам разной степени секретности: Лиме – низший, Чангу, многократно бывшего там – высокий. Высший уровень секретности давали только правлению завода.
Она с нетерпением хотела приступить к опытам. У Лиме под землей с непривычки сильно болела голова, поэтому им обоим разрешили работать в домашней лаборатории.
На ощупь камень был горячим. Лиме, случайно оставившая его на столе, горько поплатилась. Камень начал прожигать скатерть, девушка бросилась тушить начавшийся пожар, сорвав скатерть, начала ее затаптывать. Случайным касанием скатерти, она уронила пустую пробирку на пол, стеклянным дождем окатило Чанга, прибежавшего тушить пожар. Лиме, стремясь загладить свою вину, начала подбирать осколки и порезала руку. Она одна не могла работать продуктивно с больной рукой. Граненый кристалл начали последовательно рассматривать при всех видах излучений, но ничего не происходило. Лиме предложила своему напарнику прогуляться в парке, он согласился, ведь в доме могли быть приборы наблюдения, поэтому для опыта следовало выбрать тихое и безлюдное место. Решено было идти в парк, в котором не раз был Чанг.
Слежки за собой они не обнаружили, в рабочий день в парке было пустынно и жарко. Они зашли в пустую беседку, прячась от зноя. Чанг достал из рюкзака миниатюрную модель установки, виденной ими на Адоре. Только чудом им удалось ее перевезти и, пользуясь малыми размерами изобретения. Лиме провезла прибор в кулоне, размером 3 см. Порошок кристалла засыпали в гелиевую среду накачки аналога лазера, слабо надеясь на что-либо. Привычным движением Чанг щелкнул тумблер на установке, поставив мощность на минимум, «Давай собирать все. Толку не будет»,- разочарованно констатировала Лиме, протягивая руки к установке. Пораненная рука попала, очевидно, в зону невидимого излучения, т.к. прямо на глазах рана начала затягиваться, девушка испуганно отдернула руку. « Никогда не знаешь с какими опасностями можно столкнуться, даже занимаясь самой однообразной работой» - начал поучать ее Чанг. Лиме начала немного злится, не понимая на кого.
Обоих посетила одна мысль: «Неужели, камень является тем самым недостающим элементом установки». Необходимо было только осуществить перемещение или хотя бы понять, как его производить. Сорвав лист с дерева, оба начали эксперимент. Лист только желтел на глазах. Заменив среду накачки с гелиевой на водную с добавлением порошка. Опыт повторили. Лист исчез, но куда? Детально прояснить это помог датчик, удачно замаскированный под заколку. Чанг снял часы, проложил на край беседки, отвинтил циферблат. Под циферблатом было крошечное табло и буквы, каждая размером с бисерину. Чанг ввел координаты назначения, время прибытия и координаты отправления. Лиме направила невидимый луч на ничего не подозревавшую птицу, клевавшую крошки у их ног. Птица исчезла. Через час на второе табло часов Лиме пришло кодированное сообщение, означавшее, что «груз» прибыл. Тогда было решено переправить остатки порошка и рекомендации по изменению среды накачки аналогичным способом. Луч перенес все это в тот же пункт назначения. Прибыв домой, Чанг и Лиме быстро набросали приблизительную схему термогенератора, которую от них требовали на заводе, из боязни быть отстраненными за медлительность в выполнении задания Арукаса.
На следующий день они попросили месяц на подробную разработку проекта. Руководство дало добро. Оба попросили еще кристаллов. Еще несколько образцов Кары им выдали, но поинтересовались исчезновением предыдущего кристалла. Пришлось рассказать о проверке камня на химическую инертность, которую они также провели вчера.
Приблизительно через неделю Лиме пришло сообщение, что почти все готово, и они срочно нужны на заводе, т.к скоро грядет инспекция из Арукаса, существование подпольной организации было поставлено под угрозу. Необходимо было срочно эвакуировать завод, им сообщили пространственно- временные координаты назначения, куда они должны были добраться сами: 10.00 20.08.05 Хазакнас, 5 км на восток от Рукокского источника, находившегося в пустыне. Задание Лиме и Чанга было выполнено, оставалось выполнить приказ. Смутное сомнение глодало обоих, они хотели проверить то, как их друзья справятся с эвакуацией, но не решились. Лиме схватила Чанга за руку, держа перед собой на вытянутой руке мини установку, нажала на ней серебристую кнопку. Сильный ветер хлестнул обоих по лицам, через несколько секунд, тянувшихся вечно, оба упали на раскаленный песок.


***
Чемоданов и Заварухин были заняты размещением оставшихся людей по резервным жилым блокам. В здании царила суматоха. Одни, словно муравьи бегали туда и обратно, неся еду и воду внутрь здания, другие завершали монтаж установки. Но вот все было завершено, лучи направили на заводской комплекс, он растворился в воскресном воздухе, словно мираж. Приблизительно через час, над тем самым местом, где стоял заводской комплекс кружили стаи вертолетов с военными на борту, но их глазам предстал лишь городской асфальт. Лиме и Чанга начали искать в тот же день, однако все попытки Арукаса оставались безуспешными.
***
Завода не было видно. «Кажется, я подвернула ногу», - захныкала Лиме. «Давай сначала уточним координаты, потом посмотрю, что мне с тобой делать. Давай свои часы, пошлем сообщение» - решил Чанг. Ответное сообщение поразило обоих : «Нас засекли службы безопасности из времени Анжелики. Вам тоже может угрожать опасность, приступайте ко второй части операции.». « Я введу тебя в курс дела. Прости, что тебя не осведомили. Ходить ты будешь, но синяк останется»- сообщил Чанг, осматривая ушибленную ногу девушки.
«Куда мы отправимся на этот раз?» - поинтересовалась Лиме у Чанга. «В Нипек. Я хорошо знаю нипекский, буду изображать твоего переводчика. Там сейчас твой Внук, мы должны найти его. Он поможет нам с документами, мы ему -с революцией. Наверное, тогда нам не будет грозить такая тяжелая участь»- разрешил ее сомнения Чанг Ли.
«Не смеши меня. Проще найти иглу в стоге сена, чем человека в огромном городе»- съязвила Лиме.
«Доверься мне, мы его найдем быстро»- возразил Чанг.
Через минуту силуэты обоих растворились, как ночной туман. На песке остались отпечатки их спин, но и они уже заметались горячим южным ветром. Потом по ровной глади пробежала ящерица, оставляя лапками причудливый узор. На горизонте мирно паслись верблюды, жуя колючки нехотя, желая своим гордо отстраненным видом доказать свое высокое призвание корабля пустыни. Солнце своими лучами испепеляло все чуждое ему.
Tags: проба пера, рассказ, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments